Кукольная Уфа

img_3241

84 года назад Уфа начала играть в куклы. Всё началось, благодаря небольшому увлечению уфимской учительницы изобразительного искусства Марии Николаевны Елгаштиной. Сама она родилась 14 июня 1873 года в Барнауле в семье первого мэра города Барнаула. Отец, Николай Андреевич Давидович-Нащинский, хорошо танцевал, музицировал, играл в спектаклях. Мать, Луиза Петровна (урожденная Томсон), выпускница Смольного института, поощряла в детях увлечение живописью, балетом, драматическим театром. Свои впечатления о прочитанном и увиденном в любительских спектаклях юная Мария Елгаштина переносила в домашний кукольный театр. В 1906 году волею судеб Елгаштина попала в Уфу. За годы жизни здесь она успела сделать очень много для культурной жизни города. Осенью 1913 года по её инициативе появился первый в Уфе организованный коллектив художников — Уфимский кружок любителей живописи. В 1919—1929 годах Мария Николаевна принимала участие в организации Башкирского художественного музея имени М. В. Нестерова и комплектовала музейную библиотеку. И, наконец, именно Елгаштина была основателем и главным художественным руководителем Театра кукол в Уфе. Она сама делала куклы для представлений и привлекала к этому свою дочь Зинаиду, сама рисовала эскизы декораций к постановкам первых спектаклей, сама играла, была руководителем и режиссёром. В феврале 1932 г. в Уфе был сыгран первый кукольный спектакль, тогда ещё на сцене Дворца культуры. Удивительно, что имя её так мало известно в Уфе. Мы нашли дневники её внучки, Марианны Борисовны Беляевой (они есть в сети) и часть публикуем здесь. Именно дневники могут дать какое-то представление о жизни в то время. «В 1938 году я поехала в Уфу к бабушке на лето. До этого я ее даже не знала. От меня многое скрывали. От бабушки я узнала много нового. Она мне сказала, что ее девичья фамилия — Давидович-Нащинская, что она с родителями жила какое-то время в Париже, что у нее была гувернантка — француженка. У бабушки было две дочери (Мария и Зинаида) и сын. Во время гражданской войны она с двумя детьми оказалась в поезде, шедшем в Сибирь. В пути ее сын заболел тифом и бабушку с сыном ссадили с поезда. Дочь ее, Муся, осталась одна в поезде, где познакомилась с моим будущим отцом. За несколько лет до моего приезда в Уфу умер мой дедушка — Иван Семенович Елгаштин. Когда бабушка вышла за него замуж, был он директором конезавода в Сибири. Как мне рассказывала бабушка, должность его называлась «директор Императорских конюшен». Был он в чине (казачьем) войскового старшины. Семья жила при конезаводе, там было две семьи — директора и ветеринара. Кругом степь и местные жители. Зимой — волки. Когда детям пришла пора учиться, дед вышел в отставку, и они уехали жить в город. Денщик Александр Христофорович поехал вместе со своим начальником и всю жизнь впоследствии обслуживал его семью. Когда грянула революция, естественно, Иван Семенович Елгаштин привлек к себе внимание власть имущих. Как ни доказывал он, что не командовал никаким полком в царской армии (войсковой старшина равняется чину полковника в регулярной армии), а всю жизнь посвятил лошадям, ему не поверили и сделали его «лишенцем». Была тогда такая категория людей — лишенец — человек, лишенный всех прав. С горя дедушка ослеп. Несмотря на это он старался помогать бабушке по дому, даже ходил за продуктами на рынок. В театре бабушка играла старика в сказке о рыбаке и рыбке. Она была маленького роста и чтобы кукла была на нужном уровне за ширмой, дедушка ей сделал котурны — две скамеечки для ног, которые прикреплялись ремешками к ступням. Иногда денщик мог закапризничать и не хотел готовить обед. Бабушка пошла на кулинарные курсы, закончила их и сама могла накормить семью. Кроме этого она закончила курсы преподавания рисования и черчения в школе, и работала учителем черчения. В Уфе они жили в крошечной комнатке. Денщику спать было негде. Он нанялся ночным сторожем в детский сад. Там он и ночевал, а днем был дома. Хочу отметить его роль в жизни семьи. В детский сад привезли глину, чтобы дети лепили. Христофорыч принес бабушке кусок этой глины и сказал: «Лепи». Она слепила голову, высушила ее у плиты, сделала голову из папье-маше, раскрасила, одела — получилась первая кукла. Дальше — больше. Она стала делать перчаточные куклы и тростевые и развлекала гостей куклами из-за спинки кресла. Друзьям ее эти вечера очень нравились т.к. кроме просмотра ее новых картин они получали еще и театр. Это стало известно в городе, и кто-то подал мысль, надо не только гостей развлекать, а создать настоящий кукольный театр. Что она и сделала. Помещения, конечно, не было. И ютились они в холле дома пионеров. Бабушка съездила в Москву к Сергею Образцову. Ознакомилась с его работой, куклами, спектаклями. Играли они в клубах, летом на Случевской горе. Репертуар был обширный. Во время войны в Уфу был эвакуирован Ленинградский театр марионеток Евгения Деммени. Оба театра объединили усилия, сотрудничали и работали вместе.»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама Google